Russian Protectionism in Action/ Протекционизм По-Русcки

by Serge Rakhlin February 15, 2017
Noomi Rapace in a scene from "Ruputure"

Noomi Rapace in a scene from Rupture.

ambi pictures

After two years of mostly talk about this kind of possibility, for the first time the Russian government interfered directly in the release schedule of a foreign  movie: director Steven Shainberg's (Secretary, Fur) sci-fi /horror Rupture, starring Noomi Rapace and Peter Stormare. According to the the Minister of Culture Vladimir Medinsky foreign pictures “would create competition to local releases”.

В Москве в конце января состоялась пресс-конференция, посвященная итогам Года российского кино. Как сообщает профессиональное издание киноиндустрии «ПрофиСинема», на ней министр культуры Российской Федерации и глава оргкомитета Года российского кино, которым был объявлен год 2016,  Владимир Мединский рассказал среди прочего о результатах прокта российского кино в истекшем году.

Министр сообщил, что доля российского кино в бокс-офисе 2016 года приблизилась к 18,5 процентам. (Эти данные не включают сборы российского блокбастера «Викинг»). По мнению министра Мединского, с учетом сборов «Викинга» доля российского кино в прокте могла бы составить 22-23 процента. В общей сложности российские кинофильмы принесли 8,6 миллиарда рублей, что на миллиард рублей больше, чем в 2015 году.

Казалось бы, все идет неплохо. Но вот впервые, после примерно двух лет общих разговоров о такой возможности, была применена протекционистская практика. Американский фильм «Трансформация» (Rupture) был передвинут по распоряжению Министерства культуры России с заранее запланированной прокатной даты на другую (пока не утстановленную), чтобы «уступить» место некоему «отечественному» фильму.

Ранее такого рода передвижка была лишь «добровольной». Согласно правильно понятому намеку сверху. Например, прокатчики одной картины студии «Дисней» The Avengers: Age of Ultron («Мстители: Эра Ультрона») уступили предположительно хорошую дату выпуска российскому римейку классической картины режиссера Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие». Не помогло! И сборы были очень «тихие». Проще говоря российская картина провалилась в «родном» прокате.

Хотя представители культурных властей говорят о предпочтениях российскому кино перед всем иностранным, всем понятно, что речь идет в основном об американских, голливудских фильмах.

Более того, предполагается повысить стоимость прокатного разрешения, которое сегодня стоит 3500 рублей (примерно 62 доллара по нынешнему курсу обмена рублей на доллары) до 5 миллионов рублей (87719 долларов). Старая плата за прокатную лицензию была одинаковой для иностранных и российских фильмов. Власти говорят, что повышение коснется и российского кино, но эта огромная по российским меркам сумма российским прокатчикам будет компенсирована «каким-то образом».

Одним из аргументов повышения платы за лицензию на прокат иностранных фильмов выдвигается тот, что при покупке иностранного (американского) кино голливудские продавцы фильмов навязывают российским прокатчикам в пакете с потенциальными кассовым боевиками и много малобюджетных, «некачественных» и неперспективных для кассы фильмов.

Прибегая к явно протекционистским мерам, их авторы утверждают, что ими движет забота о развитии российского кино, мол средства, например, от повышения платы за прокатное разрешение будут направлены на дополнительное финансирование государством российских фильмов.

При этом часто ссылются на то, что, например, во Франции существует подкрепленная законом практика защиты французского кино. Это отчасти так. Но при этом забывают сказать, что во Франции производится более 200 художественных фильмов в год и многие из них по качеству не уступают, а часто и превосходят американские. И что, например, в прошлом году французские фильмы только за рубежом заработали в районе 500 (пятисот!) миллионов долларов. И при этом, американское кино все равно зарабатывает во Франции редко меньше 50 процентов всего годового бокс-офиса, а чаще всего и больше половины.

Это я к тому, что здоровая конкуренция ведет к повышению качества производимых фильмов. Недаром столько французских фильмов становятся американскими римейками.

Справедливости ради надо заметить, что по некоторым данным были куплены права на римейки парочки российских фильмов. И без всякого протекционизма со стороны американских властей. В добрый час!