GLOBAL
HFPA

ЗА КРУГЛЫМ СТОЛОМ: ЛЕХ ВАЛЕСА AT THE HFPA ROUND TABLE: LECH WALESA

Рамках цикла HFPA «За круглым столом» состоялась встреча с легендарным Лехом Валесой. Правда, встреча и беседа были виртуальными, по Скайпу. Бывший борец за права рабочих, бывший арестант военного режима в Польше, бывший президент этой страны говорил из своего кабинета в Варшаве.

Формальным поводом для заочной встречи было представление на номинацию на «Золотой Глобус» новой картины польского режиссера Анджея Вайды «Валеса: Человек надежды» (2013). Вайда и исполнитель роли Валесы Роберт Вечкевич добились не просто портретного сходства с героем, а написали портрет эпохи мощными мазками.
Но кроме естественного интереса к тому, как пан Валенса воспринимает фильм о нем, было бы неправильно упустить такую редкую возможность расспросить человека эпохи о том, как он ее воспринимал и воспринимает сегодня, когда мир переживает довольно сложный политический и экономический период.

Уважаемый пан Президент! Вы довольны тем, как вас представили в фильме?

Мне сейчас 70 лет. Так что могу надеяться, что это только начало отражения в кино всей моей жизни. Есть еще много такого, что не вошло в фильм Анджея. Но от начала до конца фильма он старался сохранить верность правде.

Вы как-то участвовали в процессе создания картины?

Могу заявить, что я не имел с фильмом ничего общего когда он снимался. Я даже отказался встречаться с кем-либо, занятым на картине. Вайда сделал фильм абсолютно самостоятельно. Никто иной не был бы способен сделать такое, чего он достиг в картине. Когда я впервые посмотрел фильм, я был не очень доволен тем, что увидел. Я не сразу понял, какой мессидж он посылает, почему он берет именно эти эпизоды моей жизни, а не иные. У меня заняло четыре просмотра картины, чтобы понять главную идею режиссера – провести главного героя как лидера рабочих через весь фильм. Это была трудная задача, но результат получился прекрасный.

Когда вы оглядываетесь назад, на время, когда все это в вашей жизни началось, когда вы начали менять мир, что вы испытываете?

Как человек, как личность, когда я гляжу на то, что достигнуто, я полностью удовлетворен. Все, чего я хотел – свершилось! Может быть мне тогда стоило хотеть большего. Не только обретения Польшей свободы, но и более быстрого экономического развития.

Вы были лидером рабочих, потом президентом свободной Польши. Довольны ли вы положением рабочего класса в сегодняшней Польше?

Нет. Я положением вещей не доволен. Я не доволен уровнем жизни рабочего класса в Польше. Как впрочем и положением наемных работников во всем мире. Когда начались протесты в разных странах, я поначалу был в ужасе, поскольку понял, что эти люди протестуют и против капитализма, и против демократии. Но, присмотревшись, увидел, что эти протестующие в принципе сомневаются в рыночной экономике, но не ставят под сомнение право на частную собственность. То же самое с демократией: никто из протестующих не ставит под сомнение демократию как таковую, но то что они не могут терпеть – так это неээфективность демократии.

Пан Президент, каким был самый большой сюрприз, когда вы из человека из народа стали главой государства, частью истаблишмента?

Когда корабль жизни увез меня далеко от деревни, я увидел, как далека окружающая жизнь от принципов, привитых мне. Я человек амбициозный и мне нужно было объяснение – почему все кругом не такое? Наш деревенский священник мне говорил еще когда я был мальчишкой, что я или зйму высокое положение, или сгнию в тюрьме. Как видите, я попробовал и то, и другое (смеется).

Расскажите о роли Папы Римского Иоанна Павла II в вашем становлении.

Папа не призывал к революции, он просто призывал не бояться. Из всех тех, кто заслуживает похвалы за падение коммунизма, пятьдесят процентов отводится Папе Иоанну Павлу II, тридцать процентов Леху Валенсе (смеется), а двадцать оставшихся процентов всем тем, кто принял в этом участие.

Как вы видите будущее? Кое-где протесты против капитализма или автократии перерастают в гражданские войны. Как их избежать?

Нам надо определиться с тем, будет ли будущее базироваться лишь на свободах, или на разделении общих ценностей. Как должна быть подрегулирована демократия, чтобы стать эффективной в сегодняшнем мире. Если мы заведомо найдем решения, то можно будет предотвратить революции и даже войны. Честно говоря, я вижу сегодняшние протесты лишь как прелюдию к тому, что только начинается. Нужно думать не о том, как увелчить число богатых, а как помочь тем, кто отстал в жизни. Безработице не место в мире.

Сергей Рахлин
Serge Rakhlin, HFPA