RUSSIAN
Yoram Kahana/HFPA

НОМИНАНТ:ТОМ ХЭНКС СВОИМИ СЛОВАМИ

Для роли капитана Филлипса, реального морского волка, захваченного сомалийскими пиратами, режиссеру Полу Гринграссу, поставившему фильм «Капитан Филлипс» (Сaptain Phillips), номинированный на «Золотой Глобус» как лучший фильм-драма, нужен был актер, который сочетает в себе качества самого ординарного человека, в чем-то даже простака, но при этом способного сыграть одними глазами незаурядный ум и волю.

Режиссер не случайно остановил свой выбор на дважды лауреате «Оскара» Томе Хэнксе, за роль капитана Филлипса номинированного на «Золотой Глобус» как лучший драматический актер (к настоящему времени у него их 6 – в том числе и за достижения в области ТВ).

Хэнкс как никто другой способен рассказать нам о мире, в котором мы живем. Он преуспел в создании образов «простых» людей, стоящих перед лицом серьезных кризисов в их собственной жизни.

Как, например, в «Филадельфии» (1993), где он сыграл молодого адвоката, заболевшего СПИДом, или человека, оказавшегося в водовороте мирового катаклизма, как в роли капитана Джона Миллера в «Спасти рядового Райана» (1998).

Ниже ряд высказываний Хэнкса, сделанных им во время встреч в HFPA, позволяющих заглянуть в его внутренний мир:

«Актерская игра это не атомная физика все-таки – кино это не более, чем кино! Если разобраться, я просто снялся в ряде фильмов, которые понравились людям, а в остальном, в своей работе, в своем отношении к людям, я все тот же. Людей не надо обязательно любить, но уважать их надо, ведь происходящее на экране должно быть понятно зрителю с первой доли секунды».

«Все предыдущие представления обо мне должны быть оставлены у входа в зал. Мы ведь на ваших глазах создаем абсолютно новую реальность: она должна быть правдивой и узнаваемой с первой же минуты. Как актер я не боюсь что-то зачерпнуть в себе и если нужно, то глубоко зачерпнуть, а если нужно добавить тяжести, я забываю о легкости. Я знаю, что народ меня как бы хорошо знает, ждет чего-то наработанного, узнаваемого, а я вот вдруг предлагаю публике что-то совершенно новое в себе».

«Я абсолютно зачарован процессом режиссуры. Как актер, все, что ты делаешь – инстинктивно и совершенно личное, ты не должен никому говорить, что творится в твоей голове. У режиссера все ровно наоборот: ты всем должен говорить о том, что думаешь, а мои способности рассказчика более натурально проявляются, когда я выступаю в качестве актера. Когда я режиссер, для меня это не натуральное ремесло, это не дар, который я развил достаточно, я просто научился многому в этом деле, набив шишек. Надеюсь опять заняться режиссурой, и постараюсь быть хоть немного получше.

«Иногда я краду у людей, которых играю, качества лидера, чтобы мою вымышленную жизнь перенести в мою жизнь реальную – иногда это работает, иногда нет».

«Мне нравятся развлечения, основанные на реальности, поскольку я тип человека, который читает газеты, журналы: читаю, и сразу вижу, что этот материал лучше любого придманного фильма».

«Время меняет многое. Когда мне было лет девятнадцать, я носил чемоданы знаменитостям, например, «самой» Шер, однажды отвозил Сиднея Пуатье в аэропорт, таскал чемоданы знаменитым спортсменам – Билли Джин Кинг, Крис Эверет. В девятнадцать такая работа кажется удовольствием, да и я зарабатывал 15-16 долларов в день одними чаевыми, а тогда это было много больше, чем сейчас».

«Об успехе ты узнаешь, когда приходится заходить в отель с задней двери, а провал – это
когда ты судишь свою работу по собственным критериям и видишь, что она не достаточно хороша. Иногда снимешся в слабой картине, а она сделает кучу денег, но от этого я не перестаю сокрушаться по поводу своей работы. Неудача преследует меня неделями, но по мере того, как ты все лучше овладеваешь профессией, ты чувствуешь себя все лучше и лучше по поводу того, чем занимаешься».

«Актерство для меня не значит ничего специального, играть – это для меня натуральное состояние. Мне просто повезло, звезды так сошлись, что я могу быть профессиональным актером».

«Происходящее в нашем неспокойном мире может меня заставить плакать. Вот давеча я был один дома, стал смотреть советский фильм 1957 года «Летят журавли», и я плакал, когда смотрел сцену возвращения солдат с фронта на поезде с серпом и молотом на паровозе – меня и это тронуло! На публике я не расплачусь, а вот дома случается, особенно, когда я чувствую свою личную связь с происходящим с другими людьми».

Подготовил Сергей Рахлин