Class Divide On Film

by Serge Rakhlin March 13, 2020
A scene from "Parasite", 2019

A scene from Golden Globe winner Parasite.

neon

South Korean Golden Globe winner Parasite, with its class struggle subtext, was a commercial success in today's globalized market. But films on the subject are as old, almost, as cinema itself. And the deeper the divide the more films, from Hollywood and elsewhere, will attempt to speak to this painful truth.

Сенсационный коммерческий и художественный успех южнокорейского фильма «Паразиты» (Parasite), завоевавшего в начале 2020 года «Золотой Глобус» и четыре (!) «Оскара» в том числе и (впервые в истории для иностранной картины!) за лучший фильм 2019 года, можно объяснить не только его художественными достоинствами, но и социально-политической актуальностьюю Она с особой остротой и черным юмором проявилась в показе все более глубокой и все более опасной пропасти между самым богатым 1% людей и, как в случае фильма, самыми бедными. Но пропасть эта углубляется также между самыми богатыми и средним классом, считавшимся до сих пор опорой буржуазной, или как принято говорить, Западной демократии.

«Паразиты» - самый на сегодняшний день яркий, но не единственный пример того, как кинематограф, и не только зарубежный, но и голливудский, реагирует – прямо или косвенно – на это явление.

Сказать, что отражение разрыва между бедными и богатыми чисто сегодняшний феномен будет неправильно и несправедливо по отношению к великим предшественникам «Паразита» в этом деле. Показ классовой пропасти в кино почти столь же стар, как и сам кинематограф.

Во время Великой Депрессии руководимая вполне консервативными братьями Уорнер студия Warner Brothers даже в своих формально гангстерских фильмах, таких как «Враг общества» (Public Enemy,1931) и «Маленький Цезарь» (Little Caesar,1930) рассказывала о людях, которые хотят выбиться из бедности, пусть криминальным способом. А Депрессия как таковая была, пожалуй, главным героем номинированной на «Оскар» картины «Золотоискатели 1933-го года» (Gold Diggers of 1933). А ведь по жанру это был мьюзикл!

Если заглянуть ближе к началу киноискусства как такового, даже в его немой период, то тут мы обнаружим первую киноверсию романа Скотта Фитцджералда «Великий Гетсби» (The Great Gatsby), выпущенную в 1925 году. В этой трактовке фильм не романтичная история, а рассказ о человеке из низов, который не принимаем так называемым высшим обществом.

Но вернемся в наши дни. Сразу несколько картин, кроме «Паразита» боровшихся за высшие награды за прошлый 2019 год, можно смело причислить к разряду тех, о которых идет здесь речь. Даже в с виду легковесной скомедии «Стриптизерши» (Hustlers) его героиня Рамона в одной из сцен говорит: «Вся страна это стриптиз-клуб. Некоторые разбрасываются деньгами, а другим приходится танцевать под их музыку». В комедии

а-ля Агата Кристи «Достать ножи» (Knives Out) богатые американцы один другого противнее.

Ну, а о «Джокере» и говорить не приходится. Всемирный блокбастер с более чем миллиардом кассовых сборов задумывался студией как типичная экранизация очередного комикса. Но неожиданно фильм с Хоакином Фениксом в заглавной роли получился, может и вне воли авторов, почти призывом к классовому бунту. Привет, сенатор Берни Сандерс!

В одном из своих интервью, создатель «Паразитов», режиссер и сценарист Пон Джун-хо, сказал, и его слова как нельзя лучше завершат предложенные размышления о том, почему кинематограф так неравнодушен к предмету неравенства: «Оно (материальное неравенство - С.Р.) является большой проблемой нашего времени. Это – тема, или проблема времени, в котором мы живем». Лучше не скажешь!