How Julian Fellowes Revived Period Drama / ВОЗВРАЩЕНИЕ КОСТЮМНОЙ ДРАМЫ

by Serge Rakhlin June 15, 2020
Writer Julian Fellowes

david livingston/getty images

Some film genres thrive for a long time before fading, like westerns. Ten years ago, everybody in the industry was sure that period drama, those Upstairs, Downstairs films about English aristocracy were gone forever. Then came Julian Fellowes, himself a titled member of the British aristocracy, with his Downton Abbey which became a world sensation. Fellowes single-handedly revived the genre which now is quite popular. He recently not only made a Downton Abbey feature film but released another TV series: Belgravia.

Когда для многих телевизор стал единственным средством вырваться, хотя бы мысленно, из карантина, что может быть лучше, чем перенестись в другое время и представить себя на месте других людей, чем посмотреть костюмную драму. Скажем о жизни британских аристократов. В таком случае, лучше чем телесериал Аббатство Даунтон (Downton Abbey) вы вряд ли найдете. После шести сезонов этой телевизионной эпопеи, имевшей всемирный успех, может показаться, что жанр костюмной драмы никогда не умирал.

Но жанры в кино (а телесериалы – тоже кино, только длинное) не вечны. Некоторые, как вестерн, долгое время процветают, а потом практически умирают, только изредка подавая признаки жизни. То же случилось и с костюмными драмами. До успеха Аббаства Даунтон в индустрии развлечений были уверены, что в костюмных драмах никто больше не заинтересован, в первую очередь сама публика.

И тут появился британский писатель, сценарист и продюсер Джулиан Феллоуз, который в 2002 году получил Оскар за лучший сценарий фильма Госфорд-парк (Gosford Park), который можно считать в некотором роде предтечей Аббатства Даунтон. Феллоуз, который не только написал сценарии всех серий, но и выступил как продюсер, фактически единолично возродил жанр костюмной драмы. Нельзя исключить, что в этом важную роль сыграло то, что сам Феллоуз принадлежит к британский аристократии и досконально знает ее жизнь, как, впрочем, и жизнь ее обслуги. Он является членом Палаты Лордов британского парламента, то есть носит титул «сэр» по рождению, а не принял его из рук королевы за заслуги в области искусств, как, например, «биттл» Пол Маккартни или актер Шон (Джеймс Бонд) Коннери. Полный титул сэра Феллоуза – Lord Julian Alexander Kitchener-Fellowes, Baron Fellowes of West Stafford.

Конечно, возрождению жанра и интереса к нему «из рук» Джулиана Феллоуза не могли не способствовать какие-то перемены в мире и в общественном сознании, которые проиcходили и до наступления кризиса с коронавирусом. Да, Аббатство Даунтон показывает как происходил и происходит упадок британской аристократии и изменение социальных отношений в обществе между верхами и низами. Сам жанр можно условно назвать, как назывался давний телесериал Вверх и вниз по лестнице (Upstairs Downstairs, 2010-12), то есть, условно, деление на верхние этажи замка (общества) и нижние, даже подвальные помещения, где живет и работает на верха прислуга и обслуга. Но также, как когда-то с аристократией, сегодня во всем мире происходит размывание и обеднение среднего класса, который всегда был опорой демократии. А об элементах «Джокера» в сегодняшнем мире и говорить не приходится. 

Поэтому, как пишет критик журнала киноиндустрии Variety Соня Сарайя: «никогда не было лучшего времени прятаться под одеялом и избегать современного мира. Костюмированные драмы – это пища для утешения, когда западная цивилизация подводит нас. Иногда это ностальгический, иногда мрачный взгляд на то, насколько иной была жизнь раньше».

Конечно, приятный, эскапистский побег от сегодняшней вирусной и политичской реальности – часть нового успеха этой вновь популярной формы развлечений. Будучи сам частью уходящего прошлого мира, Джулиан Феллоуз, который недавно выпустил новый костюмный сериал Белгравия (Belgravia), на сей раз о столкновении старого аристократического класса с новым буржуазным, снова тонко почувствовавл, что в недрах нашего, нового, мира что-то зреет.

Что именно? Возможно следующее произведение Феллоуза будет в новом жанре – Downstairs Upstairs или, перефразируя одного русского аристократа, ставшего революционером, низы не хотят, а верхи не могут. Такое вот кино.